Убийство

УБИЙСТВО - есть посягательство на высшее и самое реальное благо человека - на его жизнь. - У. известно всем уголовным кодексам с древнейших времен. Основные его признаки и главные условия наказуемости в современной доктрине и в положительном законодательстве европейских государств не вызывают существенного различия взглядов, но характеристика отдельных видов представляется далеко не одинаковой. Объект У. - жизнь другого человека. Отсюда следует, что самоубийство разновидности его не составляет, такою разновидностью может быть лишь участие в самоубийстве путем подговора или пособничества. Как и в отношении всякого правонарушения, для состава убийства недостаточно посягательства на благо жизни, само по себе взятое; необходимо, чтобы это благо данного лица в данный момент имело правовую охрану. В былое время существовали целые категории лиц, которые могли быть убиваемы безнаказанно: рабы, цыгане, приговоренные к некоторым наказаниям (в Риме, в Германии) и т. п. Современное право таких лиц не знает: и приговоренный к смертной казни не лишен охраны, и он может быть убит лишь назначенным для того палачом. И современному праву известны, однако, случаи, когда сознательное и намеренное У. не составляет преступления; таково, напр., причинение смерти в состоянии необходимой обороны или во исполнение закона: палачом, приводящим в исполнение смертный приговор, часовым - бегущего из-под стражи, чинами войска - при призыве для содействия гражданским властям, когда будет отдано приказание действовать оружием, и т. д. Случаев подобного рода много, и все они обыкновенно охватываются определениями общей части уголовного кодекса. Действующее уложение о наказ., не довольствуясь этими общими определениями и не содержа прямого общего указания, что деяние, совершенное во исполнение закона, непреступно, в ст. 1471 исчисляет, когда "смертоубийство не вменяется в преступление". Этот перечень в сущности есть только собрание примеров; в него не включены случаи, занесенные в воинский и военно-морской уставы о наказаниях, в правила употребления оружия пограничной стражей и в другие специальные узаконения. Из понятия У. вытекает, далее, что тот, против кого было направлено посягательство, в момент его совершения должен быть жив. Посягательство на труп, хотя бы виновный ошибочно считал, что пред ним живой человек, не есть У. В какой мере человек обладает жизнеспособностью и соответствует ли он типу нормального человека или нет, это безразлично. Со стороны внутренней различают случайное лишение жизни, неосторожное и умышленное. Случайное У. ненаказуемо. Неосторожное У., ввиду особенной важности блага, уничтожаемого виновным, - всегда наказуемо. Условия его наказуемости определяются общими правилами о неосторожности, и потому кодексы обыкновенно ограничиваются кратким указанием, какая карательная мера должна быть назначена за неосторожное лишение жизни. Так поступает и проект нашего угол. уложения. Уложение же действующее трактует о вопросе в длинном ряде статей, разбросанных по разным отделам, и столь неопределенно, что, по свидетельству объяснений к проекту угол. улож. (т. VI, стр. 129), невозможно отграничить постановления эти ни одно от другого, ни даже от постановлений об умышленном У. Главные начала выражены в ст. 1466 и 1468, различающих: лишение жизни, бывшее последствием действия, противного ограждающим личную безопасность и общественный порядок постановлениям (тюрьма или наказ. по правилам о совокупности), и причинение смерти деянием, законом не воспрещенным, но явно неосторожным (тюрьма, арест, выговор). Третий вид неосторожного У. - ненамеренное лишение жизни при восстании, насильственном сопротивлении властям и т. п. (ст. 1459; каторжные работы до 12 лет). Затем уложение сюда же относит случаи причинения смерти при посягательстве на телесную неприкосновенность - при умышленном нанесении ран.