Православие

ПРАВОСЛАВИЕ - к нему ныне принадлежат русская, греческая, сербская, черногорская, румынская, славянские в австрийских владениях, греческие и сирские во владениях Турции и абиссинская церкви. Название П. появляется у христианских писателей с появлением первых формул учения христ. церкви и означает веру всей церкви, в противоположность гетеродоксии - разногласию еретиков. Позже слово П. - ортодоксия означает совокупность догматов церкви, и его критерием признается неизменное хранение учения Христа и апостолов в том виде, в каком оно изложено в Св. Писании, Св. Предании и в древних символах вселенской церкви. Со времени отделения восточной церкви от западной, название "православной" осталось за восточной, тогда как западная усвоила название "кафолической". В общем, нарицательном, смысле названия "ортодоксия" и "ортодоксальный" усвояется ныне и другими христ. вероисповеданиями, напр., ортодоксальное лютеранство. Склонность к отвлеченному мышлению о высоких материях и способность к тонкому логическому анализу составляли прирожденные свойства греков, и этим объясняется, почему они скорее и легче других народов восприняли христианство и восприняли целостнее и глубже. Со II в. в церковь вступают все больше и больше образованные и ученые люди, которые начинают изучать догматы веры вместо философем прежней философии и которые заводят христ. ученые школы, в которых по образцу языческих школ преподаются и мирские науки. Кроме того, благодаря многочисленным ересям, которые с конца I в. пытались скомбинировать христ. то с греческой философией, то с разными восточными культами, развился сильный интерес к богословию в народе и необычайная энергия мысли в богословах. Появлению новых ересей способствовало отсутствие точной формулировки догматов; это было сделано вселенскими соборами, которые не создавали новых верований, а лишь излагали и выясняли веру церкви в том виде, в каком она существовала изначала. Решающий голос на соборах принадлежал епископам, но совещательный имели и клирики, и простые миряне, особенно философы и богословы, принимавшие участие в соборных прениях и помогавшие епископам своими указаниями и возражениями. Таким образом, соборы охраняли веру, которую хранило и церковное общество, церковь в полном составе, и православный Восток соорудил величественное здание христ. вероучения. До XI в. весь христианский мир составлял одну вселенскую церковь и незначительные обрядовые и канонические разности не отделяли западной церкви от восточной. Позже учения западной церкви - литургические, как учение об опресноках, догматические, как учение о filioque и, наконец, учение о размерах и характере власти римского епископа вызвали окончательный разрыв обеих церквей. Около времени разделения церквей в состав восточной вошли новые народы славянские, в том числе и русский народ, среди которого также были моменты сильного устремления общества в сторону богословия. П. предоставляет своим членам широкий простор для ученого богословствования, но в своем символическом учении оно дает богослову точку опоры и масштаб, с которыми и нужно сообразовать, во избежание противоречия с "догматами" или с "верою церкви", всякое религиозное рассуждение. Так, П. в отличие от католичества, разрешает читать Библию, чтобы из нее извлечь более подробные сведения о вере церкви; однако в противоположность протестантству, оно считает необходимым руководствоваться при этом истолковательными творениями св. отцов церкви, отнюдь не оставляя понимания слова Божия на личное разумение самого христианина. П. не возводит учения человеческого, которого нет в Св. Писании и Св. Предании, на степень богооткровенного, как это делается в католичестве; П. не выводит новых догматов из прежнего учения церкви чрез умозаключение, не разделяет католического учения о вышечеловеческом достоинстве личности Богоматери (католич. учение о Ее "непорочном зачатии"), не приписывает святым сверхдолжных заслуг, тем более не усвояет божеской непогрешимости человеку, хотя бы то был сам римский первосвященник; непогрешимой признается церковь в ее полном составе, поскольку она выражает свое учение посредством вселенских соборов. П. не признает чистилища, уча, что удовлетворение за грехи людей правде Божией принесено уже однажды навсегда страданиями и смертью Сына Божия; принимая 7 таинств, П. видит в них не знаки только благодати, а самую благодать; в таинстве евхаристии видит истинное Тело и истинную Кровь Христовы, в которые преосуществляются хлеб и вино. Православные молятся святым почившим, веруя в силу их молитв пред Богом; почитают нетленные останки святых и мощи. Вопреки реформатам, по учению П., благодать Божия действует в человеке не неодолимо, а согласно с его свободной волей; наши собственные дела вменяются нам в заслугу, хотя и не сами по себе, а в силу усвоения верным заслуг Спасителя. Не одобряя католического учения о церковной власти, П. признает, однако, церковную иерархию с ее благодатными дарованиями и допускает к участию в делах церкви и мирян. Нравоучение П. не дает послабления греху и страстям, как католицизм (в индульгенциях); оно отвергает протестантское учение об оправдании одною верою, требуя от каждого христианина выражения веры в добрых делах. В отношении к государству П. не желает властвовать над ним, как католичество, ни подчиняться ему в своих внутренних делах, как протестантство: оно стремится сохранить полную свободу деятельности, не вмешиваясь в самостоятельность государства в сфере его власти. Два весьма важных вопроса являются доселе нерешенными окончательно ни в символическом учении П., ни в богословской науке. 1) Вопрос о вселенском соборе. По одному мнению (митропол. Филарет московский), вселенский собор возможен не иначе, как при условии предварительного воссоединения восточной и западной церквей. По другому, более распространенному мнению, православной церкви присуща во всей полноте вся юрисдикция не только каноническая, но и догматическая, какою она обладала с самого начала. Поэтому соборы русской церкви, на которых были и восточные патриархи, могут справедливо считаться вселенскими, и если это не сделано, то только по "смиренномудрию", а отнюдь не по признанию невозможности вселенского собора после разделения церквей. Правда, после 7 вселенских соборов времена не были благоприятны для процветания религиозной мысли и для созыва вселенских соборов, ибо одни православные народы отживали, другие - только вступали на арену жизни. Тяжелые политические обстоятельства, которые переживает и ныне православный Восток, сильно препятствуют и теперь процветанию религиозной мысли. Однако есть много фактов, доказывающих продолжающуюся законоположительную деятельность церкви; таковы - послания восточных патриархов о вере православной в ответ на запросы западных церквей. Они получили символическое значение, они решают многие важные догматические вопросы. Послания составлены на поместных соборах, но одобрены всеми восточными церквами. 2) Важный нерешенный вопрос состоит в том, как понимать с православной точки зрения столь распространенное на Западе учение о развитии догматов. Митропол. московский Филарет был против термина "развития догматов", и его авторитет сильно повлиял на наше богословие. По мнению А. С. Хомякова, движение IV в. в области догматического учения, выразившееся как в деятельности вселенских соборов, так и в научно-богословских творениях отдельных отцов церкви, представляется не развитием догматов, а аналитическим развитием православной догматической терминологии, что вполне соответствует словам Василия Вел.: "диалектика - ограда для догматов". К этому же мнению присоединяется и преосв. Филарет, архиеп. черниговский, и другие иерархи. Формулирование церковной веры в новых символах - не в отмену предшествовавших, а для более полного выяснения - возможно и необходимо, но, с точки зрения П., в смысле генетического вывода догмата, насколько он может быть предметом логического восприятия. Догмат сам в себе есть непосредственное учение И. Христа и апостолов и составляет предмет непосредственной веры; соборный символ и вероизложения отцов церкви, утвержденные соборами, суть уже формы раскрытия догмата, облекаемого ими в логическую формулу. Предел развития религиозного сознания и знания, по словам апостола, до тех пор, пока все верующие "достигнут в мужей совершенных, в меру возраста исполнения Христова" и когда "Бог будет всяческая во всех".