Нил Сорский

НИЛ СОРСКИЙ - знаменитый деятель русской церкви. Родился около 1433 г., происходил из крестьян, прозванье его было Майков. Первоначальные сведения о нем скудны. До поступления в монашество Н. был "скорописцем", занимался переписыванием книг. Постригся Н. в Кирилло-Белозерском монастыре, который сохранил протест своего основателя против землевладения монашества, те же взгляды были усвоены его учениками, заволжскими старцами. Н. совершил путешествие в Палестину, Константинополь и Афон; последнему он обязан созерцательным направлением своих идей. Возвратившись в Россию между 1473 и 89 гг., Н. основал скит, собрав туда своих немногих последователей, и отдался замкнутой и тихой жизни, интересуясь книжными занятиями. Он старается обосновать все свои действия на непосредственных указаниях "божественного писания". Переписывая книги, Н. подвергает их тщательной критике, сверяя с другими рукописями и оставляя пробел в случае сомнения. Несмотря на свои занятия и на любовь к уединенной жизни, Н. принял участие в двух важнейших вопросах того времени: 1) об отношении к так наз. "новгородск. еретикам" и 2) о монастырских имениях. В первом деле и Н., и учитель его Паисий Ярославов держались более веротерпимых взглядов, чем все русские тогдашние иерархи с Геннадием новгородским и Иосифом Волоцким во главе. В 1489 г. Геннадий пробовал привлечь на свою сторону Н. и Паисия, но, по-видимому, неудачно, и с тех пор мы не видим никаких сношений Геннадия и Волоцкого с Н. и Паисием. Однако оба старца не отнеслись безучастно к ереси, оба они были на соборе 1490 г. и повлияли на решение собора, который сперва хотел постановить "сжечь всех еретиков", а под их влиянием ограничился тем, что проклял 3 попов-еретиков, лишил их сана и отослал обратно к Геннадию. Более важным, однако, фактом жизни Н. был его протест на соборе 1503 г. в Москве против землевладельческих прав монастырей. Поддерживаемый другими кирилло-белозерскими старцами, Н. поднял вопрос о монастырских имениях, которые составляли тогда треть государственной территории и были причиной сильной деморализации монашества. Ревностным борцом за идею Н. выступил его ученик, князь-инок Вассиан Патрикеев. Н. видел только начало борьбы, возбужденной им; вскоре он умер, в 1508 г. перед смертью он написал "Завещание", в котором просил выбросить его тело в пустыню на съедение зверей; однако ученики похоронили его с великой честью. Неизвестно, был ли он канонизован, во всяком случае в рукописях встречаются службы ему (тропарь, кондак, икос), но это, по всей вероятности, местные попытки, не утвердившиеся повсюду. Зато на всем протяжении нашей древней литературы за одним Н., в заглавиях его немногочисленных трудов, осталось имя "великого старца". Его литературные сочинения состоят из ряда "посланий" к ученикам, небольшого "Предания ученикам", кратких отрывочных "Заметок", обширного "Устава скитского" в 11 главах и предсмертного "Завещания". Общее направление мыслей Н. строго аскетическое, но в более внутреннем,. духовном, смысле, чем тогда понимали аскетизм русские монахи. По его мнению, иночество должно быть не телесным, а духовным подвигом. Почва подвигов - мысль и сердце, требуется духовное, внутреннее самосовершенствование. Не следует намеренно умерщвлять излишне тело свое, ибо слабость тела будет препятствовать нравств. самосоверш. Инок должен быть умеренным, но чрезмерному пощению Н. не сочувствует. Он враг вообще всякой внешности, считает излишним иметь дорогие сосуды в церкви, украшать церковь, которая должна быть лишена всякого великолепия и иметь самое необходимое. Чем жертвовать церкви, лучше раздать нищим. Инок должен проходить подвиг нравственного самосовершенствования разумно-сознательно, не под влиянием принуждений и предписаний; личная воля его должна подчиняться только авторитету "божественных писаний", изучение которых есть его главная обязанность. При учении инок должен критически относиться к материалу, это совершенно ново для того времени. Все недостатки иночества происходят вследствие того, что они не занимаются изучением "писания". Н., стремясь к евангельскому идеалу, осуждал открыто настроение русского современного ему монашества. Из его общих взглядов на сущность и цели иноческого обета вытекал протест против монастырских имуществ. Всякое имущество, собственность, не только богатство, Н. считает недостойным иночества. Инок, отрекаясь от мира, отрекается от всего, должен жить плодами рук своих и даже подаяние должен принимать только в крайних случаях. Монастырь есть собрание иноков, и потому предосудительное для отдельного инока еще более предосудительно и непозволительно для монастыря. Ко всем этим взглядам присоединяется еще редкая для того времени веротерпимость, резко выступившая в писаниях его учеников. Литературными источниками творений Н. были сочинения Иоанна, Кассиана Римлянина, H. Синайского, Василия Великого, Исаака Сирина, Симеона Нового Богослова и других учит. церкви.

Смотрите http://www.makulatura24.ru сжигание документов в москве.