Книги и книжное дело у древних евреев

КНИГИ И КНИЖНОЕ ДЕЛО У ДРЕВНИХ ЕВРЕЕВ - вследствие того, что у древних евреев не были развиты общедоступность письма и всеобщая грамотность, нельзя установить точно, кто писал у них и когда именно началась письменность. Самые ранние сведения об этом, относящиеся к книге пр. Исаии (29, 11, 12), а также к книге Бытия 23, 17 и 33, 19 подтверждают только делаемые предположения о времени и лицах, знавших грамотность и неразрывно связанную с ней письменность. Более точные сведения, относящиеся ко времени Моисея, находим мы в Пс. 45, 2, пр. Исаии 33, 18 и Иезек. 9, 2-3. Здесь упоминается о "софере", как о лице, занимающемся письмом, который к тому же является и царским советником. Роль подобного "софера" не заключалась в технической переписке книг; это человек, чувствующий особое призвание к этому занятию, владеющий искусством толкования Библии, ученый, нечто вроде библеиста или библиофила. От "софера" следует отличать "шотера" - род писца-чиновника, упоминаемого во Второзак. 1, 15, Второзак. 29, 9, 31, 28, 16, 16 и т. д. Кроме "софера" и "шотера" упоминается еще в (Цар. 4, 2 во 2 Цар. 18, 18, 37 и Исаии 36, 3, 42) "мазкир", что означает в переводе писец и напоминатель. Подобное значение "мазкира" вытекало из возложенных на него двоякого рода обязанностей: он 1) царский докладчик, знакомящий царя с совершающимися в его государстве событиями и напоминающий ему приказания и т. п., и 2) он придворный историограф, на обязанности которого лежит записывание хроники царствования; помимо этого "мазкира", названного народным, существовал еще мазкир семейный, который вел записи родословные, особенно развитые у левитов, которым это необходимо было как доказательство их прав на священническое служение. Несмотря на малое количество людей, знавших письменность, литература древних евреев не ограничивается свитком Библии, доказательством чего служат произведения религиозной лирики, записанные под диктовку автора "шотером". Что же касается самого процесса письма, отягощенного различного рода предписаниями, вследствие высокого значения, которое придавали древние евреи этому занятию, оно было очень сложно и трудно. "Софер" приступает к своей работе, как бы священнодействуя, и большое внимание уделяет чисто внешней стороне письма, заботясь о правильном исполнении каждого слова и об украшении его. Древнейшим материалом для письма были камни, на которых высекали посредством резца, особого инструмента для письма. Камень заменен был кирпичом и еще позднее терракотой. Уже во времена Моисея стало практиковаться письмо на дереве, на металлах, преимущественно на железе, свинце и даже золоте. Материал этот не мог вести к большому распространению письменности, пришлось древним евреям искать новый материал, которым явилась кожа, называвшаяся "дифтер". Место, где выделывалась тонкая кожа, носившая название пергамента, была малоазийская область Пергам. Материалом для письма на пергаменте были чернила, особый род книжной краски, впервые упоминаемые у Иерем. 36, 18 под словом "дейо". Состав этих чернил, приготовлявшихся из сажи, маслины, не был прочен, часто стирался с туго воспринимавшей его кожи, вследствие чего приходилось часто делать освежение письмен. Более усовершенствованного способа приготовления чернил достиг древний еврейский каллиграф Равви Меир, прибавлявший к обычному раствору халкантум, получавшийся из ила болот и походивший на ягоды. Этим достигалось сохранение писем, особенно страдавших при свертывании и развертывании свитков, но кожа сама скорее портилась от халкантума. Кроме черной краски для письма употреблялась и цветная. На это есть указание в Захар. 1, 8 и Быт. 49, 11. Чаще употребляемые цветные краски суть алая пурпуровая (сикра), которые носили полусвящ. характ. Особенно свящ. книги, как, напр., отосланные Птоломею рукописи Пятикнижия, написаны, по свидетельству Иосифа Флавия, золотыми буквами. Характер письма имеет два вида: кетива дака - тонкое письмо, на котором писались внебиблейские книги на школьном яз., и кетива гаса - толстое, жирное письмо, употреблявшееся для библейских книг. Для нанесения письмен на кожу употреблялся особый инструмент, наз. махтев и представлявший собою нечто вроде тростника; для хранения чернил существовал прибор, наз. кесет гасофер, который заключал сосуд с чернилами. Из других предметов, употреблявшихся писцом, назовем: нож - таар-гасофер, для разрезания кожи, линейки, циркули, масштабы, служившие для измерения строк, направления их и взаимоотношения. Вследствие высокой цены библейских рукописей, приходилось заботиться о предохранении их от преждевременной порчи путем защиты их покрышкой или оберткой, называвшейся маппой, которая открывала только три столбца свитка, остальное оставалось под крышкой. Помимо маппы книги могли храниться в книжных ящиках (тек), сделанных наподобие самих свитков в виде бутылок; и маппы, и теки считались священными вследствие заключенных в них библейских книг. Сами книги имели форму свитков, т. е. цилиндрическую форму. По концам свитка, особенно в начале его, реже в конце, как у Торы, находились вышки, на которые наворачивался исписанный пергамент; весь свиток сдерживался нитью или печатью, для предохранения свитка от развертывания. Самый свиток составляется из отдельных кусков кожи, сшиваемых по мере заполнения их один к одному; писать же можно было от начала до конца свитка, оставляя сверху и снизу чистые поля-гиллайон.