Иероним

ИЕРОНИМ - Евсевий, Софроний, блаженный, знаменитый учитель и столп западной церкви. Родился И. в 342 году в Стридоне на границе Далмации и Паннонии. Его родители, благочестивые благородные христиане, постарались дать сыну прекрасное образование. Образование он получил в Риме под руководством лучших учителей того времени. Легкомысленные нравы, царящие в Риме, увлекли было юношу, но прекрасные нравственные устои, полученные в семье, помогли ему одержать верх над соблазнами, и уже в 360 г. он увлекся аскетизмом. Вместе с друзьями он отправился с научными целями в путешествие, после которого поселился в Аквилее и устроил общину друзей отшельников. К этому же времени приурочиваются его первые литературные труды. Здесь же он познакомился с сочинениями Тертуллиана и Киприана, что еще более утвердило его в аскетическом образе мыслей. В 370 г. он снова с друзьями своими отправился на поклонение Гробу Господню и св. местам. Собственная болезнь и смерть двоих друзей остановили И. в Антиохии. Он под влиянием старца Евагрия переселяется в Халкидскую пустыню, и здесь, в этом центре сирийского подвижничества, проводит 5 лет строго подвижнической жизни и беспрерывных ученых занятий. Здесь же он изучил еврейский язык. Волнения среди халкидских монахов заставили И. покинуть пустыню и переселиться в Антиохию, где он православным епископом был посв. в пресвитеры. Занимаясь научными трудами, И. для пополнения знаний совершил из Антиохии поездку в Константинополь, где в то время подвизались знаменитейшие христианские богословы Григорий Богослов и Григорий Нисский. Знакомство с этими богословами, почитателями Оригена, отразилось на всей последующей деятельности И. С этих пор он становится горячим почитателем Оригена и распространителем его взглядов. Из Константинополя И. был вызван папой Дамасом в Рим, где происходил собор об антиохийском мелетианском расколе. И., как хорошо знакомый с обстоятельствами этого раскола, занял обязанности секретаря собора и принимал ближайшее участие в составлении вероопределений собора (381 г.). После собора И., оставшись в Риме в качестве секретаря папы, посвятил себя исключительно богословско-литературным наукам. Его собственные и переводные сочинения и полемические статьи, направленные в защиту веры против ереси, приобрели ему громкую известность, но они же и личная его аскетическая жизнь возбудили против него римское общество, привыкшее к легкомысленным нравам. По смерти папы Дамаса, он принужден был даже оставить Рим и удалился в Палестину. Посетив св. места, И. вместе с друзьями своими основал в Вифлееме монастырь, в котором и протекли его последние 33 года жизни. Это время было наиболее плодотворно для его обширн. ученой деятельности. Здесь мирное житие И. прерывалось лишь тревожными событиями тогдашней истории и местными раздорами и ересями. Среди самой горячей работы И. скончался в основанном им монастыре, в 420 году, на 91 году от рождения. Известность и то почитание, которым он пользуется посейчас, зиждутся главным образом на его ученых трудах. Эти труды его носят отвлеченно-научный характер, тогда как на практические, современные ему вопросы он писал немного - несколько произведений против ересей Гельвидия, Вигиманция и Иовиниана, против пелагиан по поводу антиохийского раскола, обсуждавшегося на соборе, и несколько писем о монтанистах, новоцианах и хилиастах. Самую же важную часть литературной деятельности И. составляют его библиологические и исторические труды, и в этом его громадная заслуга в истории христианского просвещения. Он составил объяснения библейских событий, исправил Псалтырь, Новый Завет, исправленный им и до сего времени входящий в состав Библии, принятый западной церковью, есть у него прекрасный перевод всего Ветхого Завета, известный теперь под именем "Вульгаты", принятый также западной церковью и по красоте и точности выражений не имеющий себе равного. Наиболее полно нравственно-аскетическое направление И. сказалось в его письмах, которых сохранилось около 120. Это высокопоучительные произведения. Иные из писем ярко изображают нравы современной ему жизни. Кроме этих работ у И. есть еще масса переводных, целый ряд гомилий, толкований на пророков и др. Во всех сочинениях И., однако же, отразилось несколько учение Оригена, как следствие увлечений последним. Представляя собой такую крупную величину как историк и библиолог, плодовитейший писатель, И. в догматическом отношении не внес, однако же, ничего нового. Все взгляды его в этом случае заимствованы, и его отнюдь нельзя ставить в один ряд, как это делает западная церковь, с такими столпами богословия, как Василий Великий, Августин, Афанасий, Григорий Богослов и Григорий Нисский.