Древо жизни и древо познания добра и зла

ДРЕВО ЖИЗНИ И ДРЕВО ПОЗНАНИЯ ДОБРА И ЗЛА - о первом из них повествуется в Библии, как о дереве, которое не только украшало рай и давало плоды, но и обладало особым свойством: его плоды сообщали вкусившему их вечную продолжительность жизни (Б. 2, 9) и (Б. 3, 22). Указанное свойство дерева уже потеряло свое значение для первого человека после грехопадения, а потому и самый доступ к этому дереву ему был прегражден (Быт. 3 22). Представление о "древе жизни" имелось не только у евреев, но на основании дошедших до нас памятников оно существовало, с некоторыми изменениями, и у многих древних народов арийской расы. Напр., в представлении индусов, украшением рая служило дерево, которое давало сладкий сок. Всякий, вкусивший этого сока, становился бессмертным. Затем, представления о рае и о райском дереве бессмертия содержатся в легендах Китая, преданиях Египта и т. д. Совпадение преданий древних народов о чудном райском дереве бессмертия со сказанием Библии о древе жизни неопровержимо говорит в пользу того, что древо жизни не есть плод фантазии, а что оно действительно существовало, благодаря чему и сохранилось такое большое количество однородных воспоминаний о нем у всех народов. Впоследствии, в книге Притчей, в Апокалипсисе и в творениях о. о. церкви, древу жизни приписывается не только его реальное свойство райского дерева, но и некоторое символическое значение. Так, в кн. Притчей под "древом жизни" следует понимать премудрость (Пр. 3, 18; 11, 30; 13, 12; 15, 4 и др.). Св. отцы сравнивают "древо жизни" с Крестом Христовым, который называют "новым живоносным древом". См. также Апок. 2, 7; 22, 1, 2 и 14, где говорится о новом, чудесном "древе жизни". "Древо познания добра и зла" находилось недалеко от древа жизни (Быт. 2, 9 и 3, 3). В противоположность последнему оно обладало плодами, которые лишали бессмертия вкусивших их, а потому плоды его было запрещено вкушать первому человеку. Запрещение это имело целью воспитать и утвердить в первом человеке стремление к постоянному деланию добра путем обуздания желаний, которые возбуждали в нем плоды древа познания добра и зла.