Церквей разделение

ЦЕРКВЕЙ РАЗДЕЛЕНИЕ - разделение это подготовлялось мало-помалу с первых веков Христианства неважными на первый взгляд разномыслиями и частными столкновениями представителей двух церквей. Затем, с 9-го века, это разделение начинает обнаруживаться явным образом с более значительною силою и возрастает в продолжение двух или трех веков так, что к 12-му веку обе церкви уже начинают осыпать одна другую проклятиями и всякими обвинениями; одна Церковь перестает считать другую истинною Церковию. Разъединение началось распрею между патриархом Константинопольским Фотием и папою Николаем I. В Греции в малолетство императора Михаила III кормилом правления владел дядя его Варда, который за всеобщий соблазн, производимый им своим явным распутством, не был допущен патриархом Игнатием к причащению пред лицом всего народа. Варда без всякого суда и следствия сослал патриарха в заточение и на его место избрал Фотия. Папа, приняв сторону низложенного Константинопольского патриарха Игнатия, присудил Фотия к низвержению из всех степеней священства и таким образом положил начало раздора между Восточной и Западной Церквами. Хотя, по смерти Фотия, спор затих, но общение между Востоком и Западом не восстановлялось. Окружное послание Фотия осталось навсегда памятником различия западной Церкви с восточною. В половине XI века спор был возобновлен Константинопольским патриархом Михаилом Керулларием. Папа отправил в Константинополь трех легатов, но они, вместо того, чтобы потушить, только усилили пламя раздора. Не успев склонить патриарха отступиться от своих мнений, легаты торжественно вошли в Софийский храм, произнесли анафему на Михаила и его единомышленников, положили клятвенную грамоту на престол и вышли, сказав, что отрясают прах ног своих на Константинополь и на весь Восток. Таким образом, попытка примирения кончилась только большим ожесточением. После этого Церкви, Восточная и Западная, никогда уже более не соединялись, и каждая шла своими путями в своем развитии. Правда, были попытки к соединению и после, но они не производили желаемого соединения. Крестовые походы, и особенно четвертый, окончившийся взятием Константинополя крестоносцами, еще более усилили вражду греков к латинянам. Михаил Палеолог, положивший конец Латинской империи на Востоке, чтобы удержаться на своем престоле и помириться с папою решился подчинить его власти церковь Греческую. Но так как духовенство и народ упорно этому противились, то Михаил прибег к насилию. Папа Григорий X созвал так называемый Вселенский собор в Лионе (1274 г.). Императорские послы, явившись сюда, без дальних рассуждений признали первенство папы и подписали Римское исповедание веры. Собор предоставил грекам употребление Символа веры без прибавления и сохранение всех их церковных обрядов. Но умер Михаил, и насильственное соединение церкви Греческой с Римскою рушилось. Опасность со стороны турок, облегавших отовсюду Константинополь, внушила Иоанну VII Палеологу снова обратиться к папе и искать его покровительства ценою православия. Папа Евгений IV охотно вступил в переговоры о соединении церквей и в 1438 году открыл собор в Ферраре. В следующем году, по случаю открывшейся в Ферраре моровой язвы, он перенесен был во Флоренцию. На собор явился сам император с Константинопольским патриархом и 20-ю другими восточными иерархами. Скудно было число присутствующих для собора, имевшего такое высокое назначение. Трех патриархов совсем не было. Император назначил им представителей, без всякого полномочия со стороны их самих. Сначала открылись прения с обеих сторон в логической форме. Но когда победа решительно оказалась на стороне греков в главном пункте об исхождении св. Духа и от Сына, тогда прибегли к насилию. Император действовал повелениями и угрозами; папа стеснил способы содержания восточных епископов, которые взял на свою ответственность. Просвещенный и ревностный защитник православия Марк, митрополит Эфесский, был устранен от заседаний; прочим запрещено было отвечать на возражения латинян. Такими-то средствами склонили бывших на соборе восточных епископов признать происхождение Духа от Отца чрез Сына и, наконец, самое важное - согласиться на иерархическую подчиненность Восточной церкви Риму. Акт соединения церквей не был подписан только Марком, митрополитом Эфесским, и несколькими греческими богословами. Он был провозглашен всенародно в кафедральной Флорентийской церкви 6 июля 1439 года. Общий ропот встретил всех греческих епископов по возвращении их в отечество. Большая часть из них, горько раскаиваясь, признавала себя предателями веры и не скрывала, что их принудили страхом и увлекли обещаниями. Патриархи, не бывшие в Италии, созвали собор в Иерусалиме, и на нем предали проклятию Флорентийскую унию (1443 г.).